Интернет-магазин издательства Мир УранииИнтернет-магазин издательства "Мир Урании"

карта сайта ПокупательЗаказыКорзинаОформить заказПрайс-листО магазинеИзд.планыФин.астрология В начало (homepage)Как сделать заказНаписать нам
По разделам: По цене: По алфавиту: A H S T Z А Б В Г Д Е Ж З
И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю
Произвольный поиск:

Ферро, Антонио. Психоанализ: создание историй

Психоанализ: создание историй
Ферро, Антонио

232 с., тв.пер. 

Все дороги ведут в мир

К этой книге (так же, как и к другим книгам Антонино Ферро) написано уже много предисловий на разных языках (на семи? на девяти?). Это "путешествие за тридевять земель" происходит так стремительно, что вслед за "ковром-самолетом" летит больше вопросов, чем ответов. Но траекторию полета как будто предугадывает универсальная "морфология сказки" нашего соотечественника Владимира Проппа (1928), на которую ссылается А. Ферро в другой своей книге - "Психоанализ как литература и терапия" (1999). Читатель уже догадывается, что я пытаюсь условно разложить эту траекторию на "общекультурный вектор" и "психоаналитический вектор".

Работы Ферро трансформируют сложившиеся представления о психоанализе, причем не только у широкого читателя и профессионалов смежных областей, но и у самих психоаналитиков. В нашей стране узких специалистов по клиническому психоанализу пока еще мало, поэтому мне кажется уместным сначала сказать несколько слов о том, как изменился психоанализ в последние десятилетия.

Техника клинической работы стала более разнообразной, а психоаналитики ведут себя более естественно - "как в жизни". "Двадцать (и даже десять) лет назад некоторые аналитики воздержались бы от того, чтобы ответить смехом на шутку пациента, сейчас большинство из них не станет скрывать своего удовольствия от шутки, но затем проанализирует ее, если нужно", - писал в 1987 году известный американский автор старшего поколения Арнольд Купер.

Еще быстрее меняются, а точнее, создаются профессиональные обычаи у нас. На моей памяти лет десять тому назад некоторые коллеги избегали произносить на сеансах психоаналитической терапии местоимение "я", как будто отвлекали внимание от своей персоны, стараясь говорить что-то вроде: "Возникает ощущение, что Вы...".

Суровый "памятник психоанализу", из которого сначала слова не вытянешь, а потом, как Командор Дон Жуана, разящий наповал мощной интерпретацией эдипова конфликта, встречается, кажется, только в кино.

Особенно резко контрастирует с таким карикатурным представлением о психоанализе подход, который предлагает Ферро. "Слабые", "ненасыщенные" интерпретации вплетаются в оживленный диалог с пациентом. Происходит что-то вроде постоянной совместной интерпретации, расширяющей возможности самовыражения пациента. Такая техника работы особенно эффективна для лечения детей, подростков, а главное, пациентов с тяжелыми личностными проблемами, т.е. с дефицитом символизации, описанным в классических работах Мелани Кляйн и ее школы.

Повышению эффективности психоаналитического лечения нарциссических, пограничных и психотических расстройств личности во многом способствовал отказ рассматривать пациента только как объект анализа, а аналитика - только как нейтральный инструмент анализа. Внимание к поведению и состоянию аналитика на сеансе, интерес к взаимодействию в диаде пациент-аналитик особенно характерны для интерсубъективного направления. В США это авторы, творчески отталкивающиеся от новаторских идей я-психологии Х. Кохута, в Европе и Латинской Америке - психоаналитики, развивающие соответствующие аспекты наследия У. Биона. Среди них заметное место занимает автор этой книги.

Индивидуальность аналитика

"С самого начала моей психоаналитической практики, - пишет Антонино Ферро в краткой автобиографии, - я интересовался анализом пациентов с тяжелыми психическими нарушениями, а также лечением детей и подростков. С теоретической точки зрения, мое внимание привлекали разные модели, существующие в психоанализе, в частности потому, что мне было важно понять научные позиции Другого. Это научило меня глубоко уважать (и все лучше узнавать) людей, чьи теоретические подходы отличались от моего.

Позднее я с энтузиазмом воспринял концепцию психоаналитичеасого поля, предложенную Вилли и Мадлен Баранже в Аргентине. Кроме того, я с огромным увлечением изучал труды Уилфрида Биона. Мне посчастливилось работать с коллегами в разных странах мира, с представителями различных течений в психоанализе. Я всегда высоко ценил их точки зрения, что не помешало мне определить - иногда очень четко - свои собственные позиции".

В обыденной ли жизни, в творчестве ли, яркая индивидуальность не закрывается от чужих влияний, они ей не опасны, наоборот, они ей необходимы, как воздух. Она осуществляется в них.

Эта идея кажется утрированной и доведенной до крайности в искусстве постмодернизма, когда для создания произведения используются только цитаты, только коллажи, только предметы, созданные руками других (чужими руками? нерукотворные?). Четкого определения постмодернизма не существует. Одни считают, что это совокупность течений в современном искусстве, другие - что это скорее "умонастроение, интеллектуальный стиль" современной эпохи. Этот стиль можно почувствовать как протест, как преодоление или одухотворение индивидуальностью стандартного массового продукта. Но можно ощутить то же самое как диалог, как единственно возможный способ существования человека в мире, текста - в контексте.

Не так ли, если говорить об аналитической диаде, индивидуальность пациента должна "осуществляться" и "развиваться" в аналитическом контакте или в контексте индивидуальности аналитика?

Некоторые авторы говорят о "психоанализе эпохи постмодернизма" и спрашивают: а психоанализ ли это? В одной из своих работ Ферро употребляет метафору "психокатализ". Напомню, что катализатор способствует химической реакции, но не расходуется в ней и не влияет на ее направление. Таким - нейтральным и взаимодействующим - должен быть аналитик. Как можно на практике оставаться таковым?

"Слабые натуры", как сказали бы в начале ХХ века, в эпоху так называемого модернизма - в период зарождения психоанализа вынуждены отгораживаться и даже агрессивно защищаться от мощных посторонних воздействий, которые, будучи не переработанными, "не переваренными", могут быть разрушительными. Антонино Ферро часто использует простые и емкие кулинарные метафоры о количестве и качестве пищи, которую можно усвоить. Но в его книгах нет числа примерам, образам, картинам из всевозможных областей жизни и во всех литературных жанрах. И я отсылаю читателя, например, в конец второй главы. Сумасшедший мальчик отгораживается от чужого фантазией об отдельных квартирах. Слишком маленькая девочка разбивает разноцветную карусель из венецианского стекла, не умея еще обращаться с такой сложной конструкцией. Эти персонажи, появляющиеся в рассказе пациентки, ориентируют аналитика относительно линии "стоп".


© ООО "Мир Урании" - астрологическое издательство, 2006-2019
Книжный интернет-магазин: купить / заказать книги по астрологии, психологии, таро, феншуй
Роза МираПерсональный гороскопЛунный календарьГороскопы на 2019 годКаталог сайтов, добавить ссылку

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ: